Латинские школьные разговорники гуманистов. Из книги Андреаса Фрича «Обучение устной речи на латыни: история, задачи возможности»

 

Эразм Роттердамский «Разговоры запросто». Erasmi Roterodami "Colloquia Familiaria"

 

 

Чтобы изо дня в день отражать многообразие бытовой, будничной жизни в школе и интернате, церкви и университете, требовалась добротная разговорная латынь. Поскольку традиционную средневековую латынь считали «кухонной», то латинский язык принялись заново черпать напрямую из первоисточников. С  этой целью выпустил свою книжку и Эразм Роттердамский. Его Colloquia familiaria или «Разговоры дружеские», поначалу обычный сборник речевых формул и выражений, многократно переиздавались, дополнялись, став в итоге обширным собранием высокохудожественных диалогов. Но Эразм был отнюдь не первым, да и не последним составителем разговорника подобного рода.

Тем не менее, именно эразмово пособие снискало наибольшую популярность среди всего разнообразия латинских школьных разговорников. Широкоизвестным остается оно даже сегодня. Его использование в  учебном процессе предписывали бесчисленные школьные уставы XVI–XVIII вв. Как недавно продемонстрировала Лоре Вирт-Пёльхау, даже в гимназиях и университетах наших дней разговорники гуманистов, и прежде всего «Разговоры дружеские», могут найти на уроках латинского языка рациональное применение.

Сильное воздействие на процесс обучения оказал также разговорник испанско-бельгийского гуманиста Хуана-Луиса Вивеса (1492–1540), чья жизнь и деятельность протекала в Лувене, Оксфорде и Брюгге. Вивес состоял в дружеских отношениях с Эразмом Роттердамским и Томасом Мором, а его «остроумная, глубокомысленная и прямо-таки энциклопедическая» работа Linguae Latinae exercitatio (1538) стала второй вершиной этого литературного жанра. Вивеса можно назвать крупнейшим педагогом-теоретиком XVI в. и даже «первым великим систематиком педагогики».

По оценке Вильгельма Дильтея, это «был первый великий писатель и систематизатор философской антропологии», он признается также новатором реалистического направления в педагогике. Позднее под его сильным влиянием находился Коменский (познание вещей, лежащее в основе обучения языкам). Во взглядах Вивеса уже просматриваются ростки многих принципов современной педагогики. Тут и учет психологических особенностей личности, и индивидуальный подход в обучении, и внимание к социально-педагогическим аспектам, и принцип сознательности и активности, принцип наглядности и, не в последнюю очередь, признание роли родного языка. Некоторые историки педагогики считают Вивеса даже «куда более разносторонним и глубоким мыслителем, чем Эразм Роттердамский», «человеком, придававшим первостепенное значение познанию вещей и явлений, а не изяществу латинского языка».

Exercitatio открывается диалогами, происходящими утром: Surrectio matutina, Prima Salutatio, Deductio ad ludum, Euntes ad ludum litterarium. В качестве примера возьмем отрывок из пятой беседы (Lectio):

Praeceptor: …Evigila, et nava sedulam operam! Ito, sede cum tuis condiscipulis, et edisce, quae praescripsi!

Lucius: Non ludimus hodie?

Aeschines: Non, nam dies est operarius. Eho, tu venisse te huc arbitraris lusum? Non est hic ludendi locus, sed studendi.

Lucius: Cur ergo ludus nominatur?

Aeschines: Nominatur quidem ludus, sed litterarius, quia litteris est hic ludendum, alibi pila, trocho, talis, et Graece audivi appelari scholam, quasi otium, quod verum sit otium et animi quies aetatem in studiis agere. Sed ediscamus, quae iniunxit institutor summisso murmure, ne aliis alii simus impedimento.

Lucius: Avunculus meus, qui aliquando dedit operam litteris Bononiae, docuit me melius memoriae infigi, quae velis, si altius pronunties, idque confirmari auctoritate nescio cuius Plinii.

Aeschines: Si quis ita velit ediscere suas formulas, in hortos secedat aut in coemeterium templi; ibi clamet licet, quoad excitet mortuos.

Cotta: Pueri, hoccine est ediscere? Garrire, iurgari? Agite, convenite ad praeceptorem omnes iussu eius!

«В отличие от большинства гуманистов, которые хвалились тем, что латынь заменила им родное наречие, Вивес, напротив, никогда не забывал про язык своего народа». По его мнению, «пусть и излишне обучать в школе родному языку, однако развивать его необходимо, что должно стать делом семьи. В школе же родной язык поначалу является средством обучения, и задача учителя — помочь его совершенствованию». Тем не менее, учебный план Вивеса также не стал исключением: не позднее чем через год «в школе, в том числе и во время игр, звучит только латинская речь. После усвоения элементарных сведений о языке латынь продолжают изучать путем говорения и чтения “легких” авторов. Лишь после этого приступают к  грамматике и, наконец, переходят к чтению авторов разной степени сложности и написанию латинских сочинений»

 

 

Далее читайте в книге 

Андреас Фрич. Обучение устной речи на латыни: история, задачи возможности

Перевод с немецкого А.  Г. Следникова
Рецензент: А.Е. Беликов — кандидат филологических наук, старший преподаватель
кафедры классической филологии МГУ имени М.В. Ломоносова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Монография является единственным в своем роде исследованием, посвященным обучению разговорному латинскому языку: многовековой истории латинской речи в школах Германии, дидактике предмета и современной методике ее преподавания. Также уделяется внимание движению «живой латыни», которое имеет опосредованное влияние на развитие коммуникативных методов обучения «мертвому» языку. Книга адресована филологам-классикам, преподавателям-латинистам, историкам педагогической науки, а также всем интересующимся латинским языком и духовной культурой европейской цивилизации.

Обучение устной речи на латыни: история, задачи возможности / Пер. с нем. А.  Г. Следникова.
Ред. перевода В.  В. Дементьева. — М.: Издательство «Греко-латинский кабинет Ю.  А. Шичалина», 2017. —
320 с.: ил. Цена 490 руб.

ISBN 978-5-87245-216-4