Н.В. Христофорова. Московская частная мужская гимназия Ф.И. Креймана // Российские гимназии XVIII–XX веков

В 1857 году по ходатайству Санкт-Петербургского и Московского попечителей было разрешено открывать частные заведения, не ограничивая их числа. В самом начале года, 17 января Александром II было подписано постановление, которое давало лицам, чувствующим на то призвание, открывать частные учебные заведения. Сотни учебных заведений появились после этого постановления. В Москве в числе первых была открытая осенью 1858 года школа Франца Ивановича Крей-мана. Второго октября 1858 года священник Андриановской церкви, магистр Η. Ф. Добров, отслужил молебен и дал свое пастырское благословение «вновь насажденному рассаднику образования». С четырьмя только учениками, при скромной внешней обстановке поместилась школа в небольших комнатах третьего этажа дома Солянки на 1-й Мещанской. В этот же день ничтожный контингент ее учеников увеличился еще тремя. Так начала свою жизнь будущая гимназия. В конце первого учебного года было проведено первое испытание, и в августе 1859 года открылся второй класс. Число учащихся мало-помалу увеличивалось, к концу второго учебного года было уже го воспитанников, в ι86ο году был открыт третий класс, в 1861 — четвертый и т. д. Школа понемногу крепла, приобретала известность и доверие общества, круг знакомых с нею постепенно расширялся, увеличивалось число учеников, в конце 1862/63 учебного года число их возросло до 60, так что помещение, рассчитанное на малое количество учащихся, становилось тесным. Необходимость заставила школу позаботиться о новом помещении, и скоро представилась возможность нанять огромный дом Охотникова на Пречистенке. Число воспитанников возросло; школа насчитывала их около 200, и вообще с 1864 года по 1870 год число их никогда не было ниже 160. При этом в известном отношении изменился и сам характер школы. Тогда как прежде большинство воспитанников были приходящими, теперь такое же большинство становится живущими постоянно. Ученики остаются в гимназии не только на всю неделю, но и на праздники, некоторые даже на каникулы. Таким образом, возникает обширный интернат, единственный в то время в Москве по своей величине для частного учебного заведения. Этому явлению способствовало отчасти и самое положение гимназии, по представлениям того времени расположенной вдали от городского шума, на окраине Москвы, в местности, обильной садами и сравнительно малонаселенной.

В основу школы Франц Иванович, к этому времени достаточно опытный педагог со сложившимися педагогическими взглядами и идеалами, решил положить выработанную в Западной Европе классическую образовательно-воспитательную программу, считая ее пригодной для целей воспитания и образования русского юношества. Принимая такое решение, он являлся новатором, и основанная им школа становилась одним из прототипов той формы средних учебных заведений, которая, после правительственной реформы 1871 года, сделалась обязательной и известной под названием классической гимназии. Таким образом, не получив еще однозначного права называться гимназией, школа Ф. Креймана была гимназией в европейском смысле слова, по характеру, учебному плану и педагогическим целям.

В собственно классическую гимназию школа Ф. Креймана была переименована в 1865 году по ходатайству инспектора школы, профессора Московского Университета Давидова. 22 декабря 1865 года император Александр II высочайше соизволил даровать право «переименовать содержимый г. Крейманом частный пансион в частную мужскую гимназию». Преподаватель Виберг в своей речи к воспитанникам вот как характеризовал значение современной гимназии: «Из гимназии более зрелые ученики переходят в университет, таким образом, В гимназии они должны получить всеобщее научное предварительное образование, для того чтобы в университете получить особенное специальное научное образование... Основная идея гимназии: гимназия есть приготовление к деятельности и области науки. Она должна сделать воспитанника способным с успехом заниматься в университете тою наукою, на поприще которой он желает впоследствии духовно-спасительно действовать. Для этого должно стараться приобрести всеобщие познания в науках и в особенности развитую силу мышления». Как он считал, «занятия языками, в особенности древними, и математикой, составляют в гимназии одно из главнейших средств к достижению этой цели».

Незадолго до открытия Крейман выступил в печати с объявлением о новой гимназии, подчеркнув, что основой школы будут религиозное воспитание и классическое образование. С самого начала существования гимназия была задумана как образовательное учреждение и как воспитательное в самом широком смысле этого слова. Уже одна только подготовка учеников к более или менее удачной сдаче экзаменов для поступления в Университет не считалась целью существования гимназии; свои задачи она всегда понимала и ставила гораздо шире: вверенного ее попечению юношу она стремилась приготовить для жизни, выработать из него полезного, хотя бы и на скромном поприще, человека. Целью всякого образования должно быть развитие всех сил духа: запас знаний, имеющих целью развить умственные способности, должен строго гармонировать с развитием чувства, характера и нравственных стремлений; образование должно быть общечеловеческое. Сначала должно научиться быть людьми, а потом уже учиться быть полезными гражданами. Ф. И. Крейман говорил, что если бы ему удалось здравой дисциплиной и правильной организацией школы сделать ученика человеком-христианином, то его бы цель была достигнута. Школа его в деле учения и воспитания руководствовалась тремя основными правилами:

а) учение должно приохотить воспитанников к отчетливому и сознательному труду,
которого требует дальнейшая жизнь от каждого человека;

б) методы учения должны согласовываться с несомненными законами человеческого развития:

  • учение должно быть наглядным, ведущим учеников постепенно
    от чувственного к отвлеченному, от известного к неизвестному,
    от примеров к правилам, от явлений к законам;
  • оно должно быть основательным, сообщая прочные знания:
    лучше знать немного, но хорошо, чем много, но поверхностно;
  • оно должно пробуждать в учениках самодеятельность,
    которая потребуется для успехов в жизни;

в) все учебные предметы в совокупности должны составлять организм, в котором один учебный предмет должен служить
как бы «средоточием», но так, чтобы и прочие были признаваемы существенными, потому что этот организм
без них не мог бы существовать. Этим центром (стержнем) для гимназии уже с самого начала ее существования
были признаны древние классические языки, так как «они более других способны служить основанием научного образования,
развивать умы воспитанников и приучать их к... труду». Школа, как потом будет видно ниже, обращала серьезное внимание
на обучение новым языкам и побуждала воспитанников во внеучебное время общаться на них со своими воспитателями.

Основатель гимназии пытался создать домашнюю, семейную обстановку для детей, которая бы способствовала воспитанию в духе христианской религии и нравственности. Так, пансионеры школы начинали и заканчивали день молитвой в присутствии директора и воспитателей. Ежедневно перед началом занятий все учащиеся собирались для молитвы вместе с директором, воспитателями и преподавателями, причем молитва читалась одним из старшеклассников. Молитвы читались перед трапезами, в воскресные и праздничные дни. Крейман неоднократно обращался к родителям учащихся (видя в них значительную воспитательную силу) с просьбой помочь воспитывать детей «в назидании и страхе Господнем». Он говорил о том, чтобы родители «приготовили сыновьям место скромного уединения, которое для юношества есть единственно достойное предуготовление к жизни», советовал предостерегать их от развлечений и наслаждений, ослабляющих дух. Непосредственной целью религиозного воспитания, по мнению школы, служила выработка в детях религиозных привычек, которые были бы надежным противовесом тому индифферентизму или даже отрицанию, которое развивало в них тогдашнее общество.

Читать далее:

Н.В. Христофорова. Российские гимназии XVIII–XX веков. На материале г. Москвы

См. также: Н.В. Христофорова. Самая первая гимназия Москвы // Российские гимназии XVIII–XX веков

 

Книги ГЛК

 

Книжная лавка ГЛК

Часы работы в январе: среда, четверг — с 15 до 19 часов

Квитанция на оплату: