Ю.О. Беличенко. Вооружение в XIX веке. Морской флот

 

Обзорная лекция для учеников 7-11 классов. 
Учитель физики Классической Гимназии Юлия Олеговна Беличенко 
14 марта 2017 года.

 

Подводная лодка Шильдера

 

  

 

Цельнометаллическая подводная лодка, созданная в 1834 году русским генерал-адъютантом Карлом Шильдером, представляла собой комбинированный носитель для доставки мин и ракет. С неё впервые, в присутствии российского императора Николая I, совершен пуск ракет из подводного положения. 

 

 

 

 

Подводная лодка Шильдера имела форму обтекаемого тела длиной около 6 м, шириной 1,5 м и высотой 1,8 м. Водоизмещение составляло 16,4 т. Корпус был склепан из листов котельного железа толщиной 4,8 мм и. Это по расчетам автора позволяло погрузиться на глубину до 12 м. 

 

 

У лодки были две высоке (до 1 м) входные рубки с иллюминаторами, что позволяло плавать в свежую погоду и давало возможность ориентироваться. Для движения применили поворотные складывающиеся гребки, напоминающие утиные лапы. Однако в 1847 году разработки  были остановлены бюрократическими процедурами.

 

Самодвижущаяся мина-торпеда Александровского

 

 

Ива́н Фёдорович Александро́вский  (1817-1894, Санкт-Петербург) — русский  художник,  фотограф, инженер и изобретатель.

 

 

 

 

 

 

В начале 1850-х годов он открыл «собственное фотографическое заведение г. Александровского», становится настолько известен в Петербурге, что его приглашают ко двору. Александровский делает портреты царя, членов его семьи и приближённых. В 1859 становится одним из первых в России русских придворных фотографов.

В 1852 году он предложил аппарат для получения стереофотографий. В 1854 году мастеру живописного цеха И. Александровскому Департаментом торговли и мануфактур была выдана привилегия на «аппарат для снятия потребных для стереоскопа двух изображений в одно и то же время и одной и той же машиной». На фотографической выставке в Петербурге в 1889 году И. Ф. Александровский экспонировал первые в России стереоскопические снимки, которые он сделал своим аппаратом ещё в 1852 году.

 

 

Создатель первой в отечественном флоте подводной лодки с механическим приводом — рабочим телом служил сжатый воздух. Подводная лодка построена на Балтийском заводе в 1866 году. В сентябре 1866 подводную лодку в Кронштадте посетил Александр II. Спустившись в лодку, государь с интересом знакомился с её устройством. 

Пояснения давал сам Александровский — изобретатель. «Чрезвычайно умно придумано», — заключил царь и выразил надежду, что лодку ещё «удастся усовершенствовать».

 

 

Творчество И.Ф. Александровского  оказало огромное влияние на развитие не только отечественного, но и мирового подводного кораблестроения.

В 1877 году изобретатель И. Александровский разработал автономное водолазное снаряжение на сжатом воздухе. как средство подводной войны: транспортируя за собой тележку, гружённую баллонами со сжатым воздухом, и взрывчатку, водолазы могли находиться под водой почти 3 часа. Был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени. Однако к концу жизни потратив все свои средства на изобретения, И. Александровский полностью разорился. 

 

Подводные лодки Джевецкого 

Это — первая в мире серия боевых подводных аппаратов. Применялись в 1880-е гг. в системе обороны российских военных портов на Балтийском и Чёрном море. После модернизации ограниченно использовались во время русско-японской войны (1904-1905).

 

 

Степан Карлович Джевецкий — Стефан Казимирович Држевецкий, —  польско-русский учёный, выходец из богатого и знатного польского рода. Польша в XIX веке входила в состав Российской империи. Инженер, конструктор и изобретатель, автор ряда конструкций подводных лодок.

В том, что в 70-е годы XIX века Држевецкий заинтересовался возможностью создания подводной лодки. Весьма вероятно, что не последнюю роль в этом сыграл и Жюль Верн, т.к. в 1869 году в Париже начали печатать журнальный вариант «20 000 лье под водой», а Држевецкий владел французским столь же свободно, как и русским.

 

 

В 1876 году он подготовил первый проект небольшой подводной лодки,oднако в следующем году началась русско-турецкая война, и Држевецкий пошел добровольцем на флот. После войны в 1878 году Джевецкий построил одноместную подлодку из листовой стали невиданных для того времени обтекаемых форм на частном заводе в Одессе за свои деньги, и и продемонстрировал возможности своего изобретения группе офицеров на рейде Одесского порта. Он под водой приблизился вплотную к барже, установил мину под ее днищем, а затем, отойдя на безопасное расстояние, произвел подрыв. Комиссия выразила пожелание, чтобы «для практических военных целей» в будущем была построена лодка большего размера. Но денег на проект опять-таки не дали. Большая лодка Джавецкого для 4-х человек была спущена на воду в конце 1879 года в обстановке глубокой секретности. Вооружением служили две пироксилиновые мины в специальных гнездах на носу и корме, которые отцеплялись при подходе под днище неприятельского корабля, всплывали и, связанные друг с другом тросом, охватывали корпус судна, а потом подрывались издали по электрическому проводу.

 

 

Лодка понравилась чинам Военно-инженерного ведомства, и ее испытали на Серебряном озере в Гатчине в присутствии наследника российского престола великого князя Александра Александровича. Аппарат получил от Александра Александровича высокую оценку: «Эта лодка, я уверен,... сделает порядочный переполох в морских сражениях».  Император поручил военному министру уплатить Джевецкому 100 000 рублей за оригинальную разработку и организовать постройку еще 50 таких же лодок для обороны с моря портов на Балтийском и Черном морях. 

Таким образом, субмарина Джевецкого стала первой в России и мире серийной подводной лодкой. 

Три члена экипажа размещались сидя в центре корпуса, так, чтобы головы помещались в шестигранный купол с иллюминаторами. В передней части купола был устроен перископ для наблюдения из-под воды. Кормовой винт приводился в действие ножным педальным приводом. Три человека могли в течение двух часов сообщать лодке скорость в 2,5-3 узла, и пребывать под водой до 50 часов. На перископной глубине также предполагалось использовать выдвижную вентиляционную трубку. Допустимой  глубиной погружения считалось 8 метров. 

 

 

До наших дней дожил единственный экземпляр лодки Джевецкого. Он стоит ныне в зале Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге. Но для нападения на вражеские транспорты и боевые корабли в открытом море малые подлодки Джевецкого уже не годились. Поэтому здесь нужно отметить очень важное изобретение:

 

Самодвижущаяся мини-торпеда

 

 

И снова И.Ф. Александровский – он не только совершенствует свою модель подводной лодки, но и создаёт первую самодвижущуюся мину-торпеду —  «подводный самодвижущийся снаряд». «Сущность устройства изобретенного мною торпеды ничего более, как только копия в миниатюре  с изобретенной мною подводной лодки. Как в моей подводной лодке, так и в моем торпедо главный двигатель — сжатый воздух; те же горизонтальные рули..., с тою лишь только разницею, что подводная лодка управляется людьми, а самодвижущееся торпедо управляется автоматическим механизмом».

Да, «работа на сжатом воздухе и управляемость на глубине» — эти две позиции, ставшие «главным секретом», русский самородок откроет еще за год до британского «отца торпеды» Уайтхеда. И.Ф. Александровский изготовил своё «торпедо» кустарными средствами, и образец показал боевой потенциал уже на первых испытаниях. Но адмирал Н.Н. Краббе оценил его «как преждевременное». 

В 1871 году Россия добилась снятия запрета держать военно-морской флот в Черном море. Неизбежность войны с Турцией заставила Морское министерство форсировать перевооружение Российского флота, и Россия приобрела 100 торпед Уайтхеда. В Николаеве и Кронштадте были созданы специальные мастерские по производству торпед по лицензии Уайтхеда. 

В 1878 году торпеды Уайтхеда и Александровского были подвергнуты сравнительным испытаниям. В заключении комиссии по испытаниям был сделан вывод, что обе торпеды имеют схожий принцип и боевые качества, однако к тому времени лицензия на производство торпед уже была приобретена и выпуск торпед Александровского был признан нецелесообразным. 

 

Минный Катер «Чесьма»

 

 

Минный Катер «Чесьма» в соответствии с орфографией того периода, назван в честь победы русского флота в сражении в Чесменской бухте. Чесма могла нести самодвижущиеся мины (торпедный аппарат) в виде подкильной дырчатой трубы. После торпедный атаки подкильная труба сбрасывалась, так как сильно снижала скорость катера.

 

 

Че́сма —  oдин из четырёх минных катеров Российского Императорского флота, которыми был вооружён  транспорт «Великий князь Константин» — минный транспорт  (носитель минных  катеров) — «пароход активной обороны». Катера минного транспорта впервые в истории было применили минно-торпедное оружие в ходе Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Первая в мире торпедная атака 13-14 января 1878 года была успешной:  российские минные катера провели её и потопили турецкий корабль.

«Вели́кий князь Константи́н» —  названный в честь Константина Николаевича Романова (1827-1892), второго сына российского императора Николая I, с 1877 по 1879 годы был переоборудован в военный корабль по проекту С. О. Макарова. 

 

Степа́н О́сипович Мака́ров

 

 

 

Степа́н О́сипович Мака́ров (1848-1904, погиб во время русско-японской войны на броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на японской мине близ Порт-Артура) русский флотоводец, военно-морской деятель, океанограф, кораблестроитель, полярный исследователь, вице-адмирал. Руководитель двух кругосветных плаваний (в 1886-89 на «Витязе» и 1894-1896). Изобретатель минного транспорта, разработчик теории непотопляемости, пионер использования ледоколов. 

Во время русско-турецкой войны 1877 г., командуя кораблем «Великий князь Константин», впервые успешно применил торпедное оружие, потопив турецкое сторожевое судно «Интибах».  

Им были проведены гидрологические работы в проливе Босфор и написан труд «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» (1885). На корвете «Витязь» в 1886 –1889 совершил кругосветное плавание, проводя океанографические работы в северной части Тихого океана и обобщил их позже в двухтомнике «Витязь» и Тихий океан (1894). Книга и поныне считается классическим трудом по океанологии.

 

 

Собранные Макаровым рассказы о хождении во льдах заставляют его выдвинуть идею создания ледокола для исследования Арктики. Показавшаяся фантастической, она поначалу не получила поддержки Географического общества. После высокой оценки проекта строительства ледокола Дмитрием Ивановичем Менделеевым, от царя Николая II адмирал получил согласие на реализацию задуманного; лично руководил постройкой ледокола «Ермак». 

 

 

В 1901 г. совершил экспедицию на Землю Франца-Иосифа на выстроенном им ледоколе «Ермак». Ледокол «Ермак» пережил своего конструктора на 60 лет и стал родоначальником серии современных ледоколов.

 

 

 

 

В 1895 году Макаров разработал Существующую сегодня на флоте русскую семафорную азбуку.  Русская семафорная азбука составлена в соответствии с русским алфавитом, включает 29 буквенных и 3 служебных знака. Каждой букве и условному знаку соответствует определенное положение рук с флажками.

 

 

Случаи гибели кораблей от подводных пробоин в отечественном и зарубежном флотах побудили молодого офицера заняться вопросами непотопляемости корабля — дисциплины в судостроении, которой еще не существовало. Со временем Степан Макаров определил непотопляемость как способность судна плавать на воде и не терять своих боевых качеств от подводных пробоин. В 1875 году Макаров издал работу «О непотопляемости судов». 

Первым серьезным нововведением Степана Макарова явился так называемый макаровский пластырь, который следовало иметь готовым на случай аварии каждому судну. Это простое и удобное средство широко распространилось за несколько лет на военном и торговом флоте во всем мире. Он предложил разделить корпус судна на отсеки водонепроницаемыми поперечными переборками, создать второе дно и второй борт, разделенные на мелкие отсеки. Степан Осипович настаивал на выделении непотопляемости в отдельную научную дисциплину.

На посту главного инспектора морской артиллерии Макаров изобрёл новые наконечники к бронебойным снарядам из мягкой стали, которая сплющивалась при ударе, одновременно заставляя твердый верхний слой брони трескаться. Вслед за этим твёрдая основная часть бронебойного снаряда легко пробивала нижние слои брони — значительно менее твердые. Бронебойные наконечники повышали бронепробиваемость снаряда. Степану Макарову принадлежит ряд ценных трудов о морской тактике, о военном судостроении, о судовом составе флота.