Сэр Джон Эдвин Сэндис. Глава "Эразм" из книги "A History of Classical scholarship"

John Edwin Sandys

A History of Classical Scholarship. Vol. II.

From the Revival of Learning to the End the 18th Century
(in Italy, France, England, and the Netherlands)
Cambridge, 1908, p. 127-132.

Фрагмент из книги Сэндиса и справку о нем перевела
Анастасия Золотухина

 

Глава X

Эразм

Ход нашего рассмотрения истории гуманизма естественным образом должен теперь, начав с Италии, обратиться к другим странам Европы и приступить к обзору Возрождения учёности в каждой. Однако есть выдающийся учёный, чьи жизнь и влияние, менее всего ограниченные пределами его родной страны, оказались гораздо более тесно связаны с Францией, Англией, Италией, Германией и Швейцарией, нежели со страной, где он родился. Поэтому наше рассмотрение ранней истории филологии в пределах Италии будет предварено коротким рассказом об Эразме, который мы ограничим лишь частью его выдающихся достижений, непосредственно связанных с классической филологией.

Эразм родился в Роттердаме в 1466 году. Он был вторым из двух сыновей Джерарда из Гауды, близ Роттердама, и Маргариты из Цевенберга в Брабанте. К моменту рождения Эразма отец его был священнослужителем; имя Эразм носил епископ-мученик из Кампании, почитавшийся как в Англии, так и в Нидерландах . Латинский эквивалент, Дезидерий, был придуман самим Эразмом, чьё полное имя на старый латинский лад звучит как Дезидерий Эразм Роттердамский (Desiderius Erasmus Rotterodamus). Девяти лет он был отправлен в школу в Девентер, где всё ещё использовались средневековые учебники; там же проявились его многообещающие способности, когда в 1484 году школу посетил Рудольф Агрикола, впоследствии описанный самим Эразмом как «первый, кто принёс из Италии дуновение высшей культуры» . В том же году он был переведён в школу в Буа-ле-Дюк, несомненно, худшую, чем в Девентере, хоть и основанную Братьями коллационариями (Fratres Collationarii) ; в 1487 году он был принят в монастырь августинцев близ Гауды, а в 1492 году принял сан. Десять лет, проведённые в монастыре, к счастью предоставляли ему свободное время для занятий науками. Среди его работ того времени было краткое изложение «Elegantiae» Лоренцо Валлы. Затем Эразм поступил на службу к епископу города Камбрэ, который отправил его в Париж, где он написал хвалебное предисловие к Латинской истории Франции и так стал известен Колету. В Париже он начал учить греческий, но зарабатывал на жизнь по большей части преподаванием латыни. Среди его учеников был и один из его будущих покровителей, юный лорд Маунтджой, которого он в 1499 году сопровождал в Англию. Эразм был приглашён Колетом в Оксфорд, а Муром и Варгеймом – в Лондон.

В начале следующего года он вернулся в Париж, чтобы возобновить работу, которую он описывает в трогательных выражениях: «моё мужество в занятиях греческим на исходе, ведь у меня нет средств на приобретение книг или на помощь учителя» . Эразм сознавал, что «без греческого обширнейшее знание латинского несовершенно» , и о своём первом знакомстве с Гомером он говорит, подобно Петрарке: «Меня живит и питает один вид его слов, пусть даже я не всегда их понимаю» . В 1500 году он выпустил свои «Adagia», а в следующем издание «De officiis» Цицерона, не считая работы над Еврипидом и Исократом. Часть 1502-3 гг он провёл в Лувене, где изучал Лукиана по новому изданию Альда 1503 года. За возвращением в Париж последовал отъезд в Лондон, где (в начале 1506 г) он преподнёс Варгейму перевод «Гекубы», а Фоксу фрагменты из Лукиана, переводить которого он продолжил вместе с Муром. В июне Эразм уехал в Италию, посетив Турин, где получил степень доктора богословия; Флоренцию, которая, кажется, его пленила, но не слишком; Болонью, где (как мы уже знаем) он в уединении изучал греческий; Венецию, где, на правах гостя Альда Мануция, он подготовил второе издание своих «Adagia»; Падую, где он посещал лекции Музуруса; и затем через Флоренцию и Сиену проследовал в Рим, в старых воспоминаниях которого, его «руинах и остатках», «памятниках бедствий и угасания» был заинтересован куда менее, чем в библиотеках и общественной жизни папского города . Вернувшись в Англию в 1509 году, Эразм опубликовал своё знаменитое сатирическое сочинение, «Похвалу глупости» (Moriae Encomium). Вскоре он нашёл дом в Кембридже ; там же, при поддержке Джона Фишера, епископа Рочестерского, он стал профессором по кафедре богословия, учрежденной королевой Маргаритой. Его комнаты располагались с юго-восточной стороны внутреннего двора Королевы. Именно там, в октябре 1511 года, он стал учить небольшую группу Кембриджских студентов греческому по грамматике Хризолора, в надежде перейти к грамматике Феодора Газы, если удастся увеличить аудиторию . Кроме того, он помог Колету в его достойном начинании создать школу при соборе Св. Павла, написав трактат «De Ratione Studii» (1511), как, впрочем, помог и своею работой, посвящённой структуре латинского языка, De Copia Rerum et Verborum (1512) и пособием по латинскому синтаксису, опирающимся на Доната (1513). Также он выпустил латинские выдержки из «Moralia» Плутарха и готовил издание Св. Иеронима и Священного писания на греческом. В начале 1514 года Эразм покинул Кембридж, намереваясь выпустить эти труды в Базеле в 1516 году. Библия на греческом языке, фактически, издавалась впервые и сопровождалась комментариями, прототипом которых являлись комментарии Лоренцо Валлы, найденные Эразмом в 1505 году . 1516 год был также годом первого издания его знаменитых «Colloquies». Время между 1515 и 1521 гг Эразм в основном провёл в Базеле и Лувене, где помогал создавать Collegium Trilingue для изучения иврита, греческого и латыни. Весной 1522 года он вернулся в Базель, ставший для него домом последующие 7 лет. Там он выпустил свой знаменитый диалог о латинском стиле, «Ciceronianus» (1528), в котором решительно возражает против ограничения развития латинской прозы рабским педантичным подражанием лексике, фразеологии и даже словоизменению Цицерона. Диалог вызвал яростные нападки со стороны Скалигера-старшего и Этьенна Доле . В том же году Эразмом был написан трактат De Recta Latini Graecique Sermonis Pronuntiatione, в соответствии с которым северные европейцы впоследствии предпочли «Эразмову» систему произношения той, которую Рейхлин вывел из современного греческого и привил в Германии. В системе произношения,принятой Рейхлином, гласные η, ι, υ, и дифтонги οι и αι произносились все как итальянское i , а αυ и ευ произносились как af или au, ef или eu. «Сторонники Эразма утверждали... что у древних у каждой гласной или дифтонга было своё собственное звучание, α звучала как итальянская a, ι — как итальянское i, υ — как французское u или немецкое ü, ε и η — как итальянское e краткое и долгое соответственно, звучание же дифтонгов получалось из соединения звучания составляющих их букв. Также они доказывали, что β звучит как наша b, γ — как наша твёрдая g, δ — как наша d, ζ — как ds, χ — как твердое ch...; что τ и π должны всегда сохранять звучание t и p, и что начальное придыхание должно произноситься как h» .

В 1529 году Эразм явил миру наиболее зрелый из его педагогических трактатов – De Pueris statim ac liberaliter Erudiendis. В том же году он отправился из Базеля во Фрайбург, к самой кромке Чёрного леса, где и проживал в то время, когда вышло его издание Теренция , самый важный из классических текстов, комментированных Эразмом. В 1534 году он вернулся в Базель и начал работу над изданием Оригена. Он занимался новым изданием своих Писем и некоторыми другими работами, когда, летом 1536 года, скончался.

Портреты Гольбейна и Дюрера и некоторые детали, сообщаемые нам традицией, позволяют нарисовать облик Эразма: худой, но хорошо сложенный, с серо-голубыми глазами и светло-каштановыми волосами; лицо выдаёт человека тихого нрава, со взглядом твёрдым и спокойным, с примесью осторожности, граничащей с робостью . Надпись на портрете работы Дюрера , как и фраза в Письмах самого Эразма, говорит нам, что наилучшее его изображение следует искать в его сочинениях. В них мы находим подтверждение его неистощимому трудолюбию, которому придает блеск быстрое восприятие, пылкая фантазия и остроумие; замечаем скорее точность наблюдений и силу ума, нежели глубину мысли; обнаруживаем широкие и разнообразные знания, которые Эразм демонстрирует с лёгкостью благодаря непринуждённому стилю, который свободен от тяжеловесной, педантичной претенциозности и никогда не стремится к изяществу ради него самого. Эразм в большей степени представляет латинскую гуманистическую ученость, нежели греческую, и скорее латинскую прозу, чем поэзию. Сила, как, впрочем, и иногда проявляющаяся слабость его характера и широкое распространение его влияния весьма полно засвидетельствованы в его Письмах. Его разносторонние знания лучше всего видны в его «Adagia», в которых блещущие эрудицией пояснения к античным поговоркам нередко неожиданно прерываются острой критикой современных ему священников и вельмож ; то же сатирическое настроение вновь возникает в «Colloquies». Он оказал услугу образованию не только благодаря общим трактатам по этому вопросу, но и благодаря своим ясным, логичным учебникам по синтаксису и стилистике, вскоре вытеснившим туманные средневековые пособия. Он перевёл на латынь греческую грамматику Феодора Газы и создал пособие по латинскому синтаксису, основанное на грамматике Доната. Эразм представляет гуманистическую науку с её формальной стороны, грамматики, стилистики и риторики. Он способствовал изучению образцовых представителей классического латинского языка, таких, как Теренций, Цицерон. Среди других книг для школьного употребления он рекомендует избранные пьесы Плавта, также Вергилия и Горация, Цезаря и Саллюстия. Среди же греческих он одобряет Лукиана, Демосфена, Геродота, Аристофана, Гомера и Еврипида . Его собственные издания латинских авторов включают Сенеку (1515), Светония (1518), некоторые произведения Цицерона (1518 – 32), а также Плиния (1525) и Теренция (1532). Изданные им греческие тексты относятся к последним пяти годам жизни и содержат Аристотеля (1531) и Птолемея (1533). Кроме того, он выпустил исправленные издания с комментариями св. Амвросия, бл. Августина и св. Иоанна Златоуста, а также три издания бл. Иеронима. Наконец, никоим образом нельзя забывать о его издании Священного Писания на греческом языке (1516). В предисловии к нему учёный, сделавший столь много как для светского, так и для духовного знания, указывает на различие между этими двумя ветвями гуманистической науки в следующих словах:

‘aliorum litterae sunt eiusmodi vt non parum multos paenituerit insumptae
in illis operae ... at felix ille quem in hisce litteris meditantem mors occupat.’

Как Петрарка знаменует собой переход от Средневековья к Возрождению науки, так в ранний период истории филологии и Эразм представляет переход знания от Италии к северным европейским странам. «Я изо всех сил старался — утверждает он — вывести новое поколение из глубин невежества и привить им вкус к научным занятиям. Я писал не для Италии, но для Германии и Нидерландов» . Прежде чем обратиться к северным странам, мы предлагаем проследить историю филологии в Италии в годы, непосредственно следующие за Возрождением науки.

 

Сэр Джон Эдвин Сэндис

Сэр Джон Эдвин Сэндис родился в Лейчестере 19 мая 1844 года. Он был сыном священника Тимоти Сэндиса, который принадлежал к Церковному Миссионерскому обществу (Church Missionary Society), и Ребекки Сэндис, урождённой Свейн. Когда мальчику было 11 лет, его семья вернулась из Индии, где жила до тех пор, в Англию. Он получил образование в школе Церковного Миссионерского общества в Айлингтоне, а затем в Рептон-скул (Repton School). В 1863 он выиграл грант в колледж Св. Иоанна ( St. John’s college) в Кембридже. Впоследствии он получил стипендию Bell и выиграл несколько призов в конкурсах греческой и латинской прозы. В 1867 он был выбран членом совета колледжа и начал исследовательскую работу, стал лектором, потом и наставником (tutor). Он был избран официальным представителем колледжа в 1876 и выступал на торжественных собраниях, после же отставки в 1919 ему был присвоен титул orator emeritus. Он был удостоен почетных докторских степеней университетами Дублина (1892), Эдинбурга (1909), Афин (1912) и Оксфорда (1920). В 1909 он стал членом совета Британской Академии и Командором (Commander) греческого ордена Спасителя. В 1911 он был удостоен рыцарского звания.

Сэндис написал некоторое количество книг по греческой риторике и книгу о его путешествии по Греции, но более всего известен благодаря своей History of Classical scholarship.

В 1880 он женился на Мери Грейнджер, дочери викария собора Св. Павла. Детей у них не было. Он умер 6 июля 1922 года в Кембридже.

 

Справка об авторе из http://en.wikipedia.org/wiki/John_Edwin_Sandys)

 

 

Примечания

1 F. M. Nichols, Epistles of Erasmus, i 37 f.

2 P. S. Allen, Epp. Erasmi, 1906 i 581.

3 1 из Ep. Ad Botzhemum, 31 Jan. 1524 (Ley1 F. M. Nichols, Epistles of Erasmus, i 37 f.

2 P. S. Allen, Epp. Erasmi, 1906 i 581.

3 1 из Ep. Ad Botzhemum, 31 Jan. 1524 (Leyden ed. Opera, i init.).
Mark Школу, в которую в 14-летнем возрасте перешел Эразм, он сам описывает как принадлежащую Fratres Collationarii (Ep. 442),
т. е. Братству совместной жизни. Ср. Delprat, History of Confraternity (Utrecht 1830), 196, 313 f,
процитированную (с ещё одним отрывком) в письме от Ф. Ван дер Хегена (F. van der Haeghen)
из Гента (Ghent) к доктору А. В. Варду (Dr A.W. Ward).

4 iii 80; Nichols, Epp. i 223; Ep. 123, 285 Allen.

5 iii 968 D; 36 и 96 B; De ratione studii, § 3; Ep. 129, 301 Allen.

6 iii 78; Nichols, i 270; Ep. 131, 305 Allen. Woodward Erasmus, ii 135.

7 De Nolhac, Erasme en Italie, 1888 (стр. 91 supra).

8 Авг. 1511 — Янв. 1514. в 1506 он приехал ненадолго (Allen, i стр. 590 f).

9 Ep. 123 (iii 110); ср. Ep. 233, стр. 473 Allen.

10 Ср. Ep. 182, стр. 406 Allen.

11 Ср. Harvard Lectures , 162–167; 177-8 infra.

12 W.G. Clark, Journal of Philology, 1,2 98-108; Egger, Hellénisme en France, i 451-470.

13 Basel, 1532.

14 Beatus Rhenanus (Nichols, i 36); Mullinger Cambridge, i 491; Jebb Erasmus, 5 f.

15 th\n krei/ttw ta\ suggra/mmata dei/cei (1525).

16 Ep. 428 (iii 446), optimam Erasmi partem in libris videre licet, quoties libet (1 июня 1519).

17 Ср. Hallam, Lit. i 280-5.

18 De ratione studii, § 3; ed. Woodward, 112.

19 Приводимое ниже — лишь малая часть литературы, посвящённой Эразму. Opera, ed. J. Clericus (Leyden) 11 folio vols. (1703-6); Life etc., Jortin (1758-60); De Laur (1872); R. B. Drummond (1873); Fougère (1874); Nisard (1876); Froude (1894); Emerton (1899); Mark Patisson в Enc. Brit. ed.ix, и Capey, с краткой биографией (1902); также Bursian, Gesch. d. cl. Philol.in Deutschland, i 142-9; Geiger Renaissance, 526-548, Mullinger Cambridge, i 472-520, Jebb Erasmus (1890) и в Camb. Mod. Hist. i 569-571; F. M. Nichols, The Epistles of Erasmus (1901-4); Woodward, Erasmus on Education (1904), с библиографией, Renaissance Education (1906), 104-126, и Brunetière, Hist. de la Litt. Française classique (1904), i 34-50; и, наконец, Briefe an Erasmus, ed. Enthoven (Strassburg 1906), esp. Erasmi Epistolae,vol. i, 1484-1514, ed. P. S. Allen (Oxford 1906).

Портретов работы Гольбейна три вида : (1) портреты в профиль, (а) когда-то принадлежавший Чарльзу I, а теперь хранящийся в salon carré в Лувре (репродукция — на стр.126); (b) находящийся в Базеле, с более простым фоном, и с отчётливо читающимися словами на бумаге : In Evangelium Marci paraphrasis с последующим именем художника..., Cunctis mortalibus ins(itum est) (репродукцию можно увидеть в книге Гейгера (Geiger) Humanismus, 531); (2) портрет в три четверти в Longford Castle, близ Salisbury; (3) маленький портрет в три четверти, находящийся в Базеле, изображающий уже несколько пожилого человека. (1) и (2) относятся к 1523 (Woltmann Holbein, 182-9).

20 Jebb Erasmus, 41 f ; Erasmus, Opera (Basel, 1540), ix 1440, 'me adolescente in nostrate Germania regnabat impune crassa barbaries, literas Graecas attigisse haeresis erat. Itaque pro mea quantulacunque portione conatus sum iuventutem ab inscitiae coeno ad puriora studia excitare. Neque enim illa scripsi Italis, sed Hollandis, Brabantis ac Flandris. Nec omnino male cessit conatus meus.' (1535).