А.М. Белов. Два «закона» латинского предложения // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

 

Теперь мы понимаем, что построение латинского предложения в значительной степени должно отличаться от построения русского. Мы можем говорить о двух латинских синтаксических «законах», которые соблюдаются хотя и не абсолютно, но очень и очень последовательно1.

Итак, первым «законом» латинского порядка слов назовём его подчинение левостороннему ветвлению. При этом такое подчинение даже более последовательно, чем в русском языке правостороннему. Чем длиннее и сложнее группа зависимых слов, тем с большей вероятностью её элементы будут тяготеть влево от вершины.

Регулярную непоследовательность проявляют лишь:

1) (почти всегда) предлоги (in urbem); впрочем, если принять теорию, что предлог в латинском языке не управляет падежом, а лишь конкретизирует падежное значение, то этот вопрос снимается;

2) (достаточно часто) согласованные определения, выраженные:

a) причастием и герудивом (см. главу VIII);
b) притяжательные местоимения (pater meus);
c) и некоторыми согласованными прилагательными, особенно относительными (lingua Latīna).

Что касается большинства других согласованных определений, то они могут стоять справа и слева в неосложнённых словосочетаниях и предпочитают подчиняться общим законам в осложнённых. В словосочетаниях первой группы действует интересная закономерность, изложенная отчасти в главе III: согласованные определения с высокой «коммуникативной значимостью» для фразы любят стоять слева, а с низкой — справа от вершины (В. А. Плунгян). Этим, в частности, объясняется и то, что многие местоимения, прилагательные, близкие по значению к ним, числительные обыкновенно стоят слева: omnis Gallia, ille uir, tōta urbs, trēs uirī etc.

Однако помимо этого в латинском языке действует и второй «закон», более характерный для языков со строгим порядком слов (типа немецкого) — это стремление к рамочным конструкциям. Этот «закон», как и первый, имеет характер не абсолютный, а вероятностный, однако вероятность эта всегда высока. Заключается он в том, что члены словосочетания, находящиеся в наиболее тесных отношениях друг с другом, стремятся, подобно скобкам, занимать крайние позиции в словосочетании, тогда как прочие, зависимые от них, располагаются внутри этих скобок.

Этими «скобками» обычно являются:

1) главное слово и согласованное с ним определение: (оmnēs ... cīuēs);
2) субъект и предикат инфинитивного оборота: (mē ... esse);
3) группа подлежащего и группа сказуемого2: (Cicerō ... est).

Тем самым латинское предложение преимущественно строится не нанизыванием, а последовательным вложением конструкций друг в друга: группы согласования помещаются внутрь инфинитивного оборота, «скобки» инфинитивного оборота — между группой подлежащего и сказуемого, придаточное предложение — внутрь главного. Так сложноподчинённое предложение приобретает вид периода.

 

Примечания

1 При этом следует помнить, что отступление от предполагаемого порядка слов может быть вызвано разными обстоятельствами, как «случайного» характера, так и соображениями смысла — т. е. желанием особым образом выделелить то или иное слово в предложении. О некоторых закономерностях такого выделения мы поговорим ниже подробнее.

2Под такой группой понимается главный член предложения со всем, что к нему относится. Внутри каждой из групп также действуют оба описанных выше закона, поэтому на первом месте в предложении, даже самом «нейтральном», совсем не обязательно будет стоять само подлежащее.

 

А.М. Белов. Ars Grammatica. ГЛК (Тираж закончился)

А.М. Белов. Ars Grammatica. Cодержание. ГЛК

А.М. Белов. О порядке слов в языках мира // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

А.М. Белов. Древний и вечно юный // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

Каталог книг  ГЛК

 

Книжная лавка ГЛК

Часы работы: среда, четверг — с 15 до 19 часов

Квитанция на оплату: