А.М. Белов. Древний и вечно юный // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

 

Итак, я доказал, что люди, 
жившие до потопа, 
были гораздо умнее нынешних: 
как жалко, что они потонули!

Осип Сенковский

 

Великая честь выпадает языку, если он становится языком мировой державы. Действительно, это очень и очень непросто: ведь с расширением влияния какого-то государства на соседей и вовлечением их в новую культуру сколь часто случается, что они теряли свой, малый, но от этого не менее родной язык, а вместе с ним – ещё и свою культуру, свои ценности, свою историю. Кто теперь помнит о том, кто такие были фалиски, или марсы, или вольски? Все они попали под влияние языка римлян, все они объединились в единую новую культуру – древнеримскую. Из слияния языков победителем выходит обычно только один; да и он способен иной раз пострадать или даже рассыпаться – то ли из-за контакта с языками новых народов, то ли попав под влияние другого, ещё более сильного языка. Как бы то ни было, на территории Древней Италии, а затем и во всей Европе, победителем оказался латинский язык – единственный, всевластный и неповторимый

Но вдвойне удивительна судьба того языка, которому дважды суждено было стать языком мировым, причём второй раз – уже тогда, когда в живых не осталось ни одного его носителя. Все мы знаем, хотя бы и примерно, каково было значение Римской империи в античности, когда она занимала территорию от Британии до Месопотамии, но не каждый представляет себе, насколько велико было значение латинского языка в последующие эпохи – Средневековья и Нового времени, когда, поначалу, всё то, что мы называем литературой, писалось по-латински; когда, уже значительно позже, с развитием университетов, светской культуры, науки и средневековой дипломатии – латинский язык был единственным международным языком образованных людей. Не каждый представляет себе объем латинской литературы Нового времени, не каждый знает, что она во много раз превосходила все античное наследие; если же это всё понять и представить, то нисколько не удивительным покажется тот факт, что, например, русско-китайские договоры об амурской границе составлялись по-латински, или то, что вплоть до 1825 г. латинский язык был единственным рабочим языком венгерского парламента. И покажется совершенно логичным и то, что корни латинского языка кроются в глубокой древности, когда на территории Древней Италии  в середине II тыс. до Р. Х. появились первые предки тех, кому через полтора тысячелетия суждено было положить весь мир к ногам Капитолийской волчицы.

…Вы, вероятно, знаете, что практически все европейские языки родственны. Но не только они. Английский, французский, немецкий, русский, а также иранские, индийские и ещё многие другие языки восходят к древнему индоевропейскому языку, на котором говорили, как считается, предки всех этих народов много тысячелетий назад. Индоевропейским он называется потому, что ареал распространения современных родственных языков огромен – от Индии до Исландии. (В древности он, однако, был еще шире: древний народ тохарцы, также потомки индоевропейцев, дошли даже до Китая.) Индоевропейский язык не оставил нам никаких материальных свидетельств своего существования, да и не мог этого сделать: единственным возможным свидетельством такого рода могли быть только письменные памятники, но письменность появилась значительно позже распада индоевропейской общности и притом у каждого народа – своя. Единственным способом доказать родство языков является их сравнение; лингвистическая наука, которая занимается этим, называется компаративистика. Так, понятно, что русское слово кот, английское слово cat, немецкое Katze, латинское catus восходят к какому-то общему корню. Систематическое сравнение (с учётом особых закономерностей) помогают примерно определить (восстановить) этот индоевропейский корень, который обычно записывают под звёздочкой (‘*’). Пока мы с вами этого делать не будем, чтобы не отклоняться от темы повествования. Всё, однако, придет в своё время.
Сравнение языков позволяет сказать, что какие-то языки более родственны, а какие-то менее. Так, понятно, что русский язык похож на белорусский гораздо больше, чем, например, на исландский. По критерию родства языки делят на группы. Существует славянская группа, куда входят и русский, и белорусский, и многие другие языки, существует германская, куда вместе с исландским входят немецкий и английский, и т. д. Латинский язык вместе с более родственным ему фалискским и чуть менее родственными умбрским и оскским составлял в Древней Италии так называемую италийскую группу. По мере того, как латинский язык рос и развивался, он поглотил все эти и многие другие местные языки, став языком нового народа, объединённого вокруг нового центра – Рима, который со временем превратился столицу супердержавы. После распада империи единственный оставшийся италийский язык – латинский – дал жизнь многим другим языкам, которые стали называть романскими: это и французский, и итальянский, и испанский, и португальский, и некоторые менее известные – прованский, сардинский и т. д. Поэтому неправильно называть латинский язык романским, а романские языки – италийскими.

Латинский язык назван так в честь племени латинян (Latīnī) – народа, который издревле населял знаменитый центральный район Италии – Лаций. Трудно однозначно ответить на вопрос о происхождении римлян. Большинство ученых считает, что это – чисто автохтонный народ (т. е. аборигены) и образовался он из слияния древних италийских народов, о некоторых из которых мы уже говорили. По другому мнению, римляне возникли из смешения какого-то автохтонного народа с пришлым. Последняя версия была в Древнем Риме долгое время государственной. Неслучайно поэма П. Вергилия Марона «Энеида», в которой рассказывается, как известный троянский герой Эней, сын старца Анхиза и богини Венеры, после взятия и разрушения Трои греками отправился с товарищами в  Италию, чтобы основать новый город и продолжить славные дела троянского народа, – всегда считалась и до сих пор считается римским национальным эпосом. Так или иначе, название римляне (Rōmānī) возникло только после основания города Рима, которое произошло, согласно общепринятой дате, 21 апреля 753 г. до Р. Х. Считается, что основателями были братья Ромул и Рем, которые соединили в новом поселении несколько соседних народов. (Тот факт, что еще в IX в. до Р. Х. на склоне Палатинского холма находилось древнее поселение, подтверждается археологическими находками.) С этого времени начинается историческая эпоха в развитии римского языка и литературы.
Культурно-историческое развитие латинского языка можно описать двумя этапами – античным и постантичным.
 

I. Античный этап (753 г. до Р. Х. — 476 г. по Р. Х.)

  1. Долитературный (до 240 г. до Р. Х.);

  2. Доклассический период (240 — 106 гг);

  3. Классический (106 г. до Р. Х. — 18 по Р. Х.);

  4. Постклассический (с 18 г. — до конца II в.);

  5. Позднелатинский (с начала III в. и прим. до 600 г.);

II. Постантичный этап (прим.  600 — 2000… гг.)

 

I. Античный этап

В долитературный период собственно и появляется тот язык, который мы называем латинским. Поскольку литературы в то время еще не существовало, язык был слабо кодифицированным и легко подверженным различным изменениям. В это время фактически складывается латинская классическая фонетическая система, которая потом уже долго не меняется, происходит формирование морфологической системы — устанавливаются латинские склонения, спряжения и т. д. От этой эпохи до нас дошло небольшое количество латинских текстов — в основном это разные надписи, самая первая из которых — надпись на пренестинской фибуле (заколке VII в. до Р. Х., найденной у города Пренесте), которая гласит: MANIOS MED FHE:FHAKED NVMASIOI (Маний сделал меня для Нумасия (= Нумерия)). Когда вы уже изучите латинскую морфологию, обратитесь вновь к этому тексту: вы увидите, что язык его скорее похож на классический, чем не похож.

Доклассический период характеризуется в первую очередь появлением собственно римской литературы. В 240 г. до Р. Х. пленный грек, а затем и вольноотпущенник, Ливий Андроник переводит с греческого языка «Одиссею» Гомера. Несмотря на то, что, по свидетельству некоторых более поздних римских авторов, перевод был не очень, так сказать, удачный, он всё же долгое время служил образцом римской поэзии и первым латинским текстом, изучаемым школьниками: в детстве по нему учился даже Гораций. В самом начале доклассического периода приобрели известность два комедиографа: Т. Макций Плавт (ок. 250-84 гг.) и Теренций Афер (185-159 гг.). Из эпических поэтов были очень известны Энний (239-169 гг.) и Невий (274-201 гг.), которые, правда, тоже были знамениты своими многочисленными драматическими произведениями. Были и другие поэты и драматурги, произведения которых, однако, плохо сохранились: Цецилий, Пакувий, Акций, Луцилий и т. д. По всем этим произведениям можно судить о состоянии латинского языка во II в. до Р. Х., и можно сказать, что основные фонетические процессы со времени кодификации языка завершаются, морфология и синтаксис также мало чем отличаются от классических. Фактически мы имеем латинский язык в уже привычном нам варианте.

Классический период выделяется обычно в промежуток со 106 г. до Р.Х. до 18 г. по  Р. Х. Даты эти берутся по одной простой причине: 3/I/106 г. родился Марк Туллий Цицерон (убит в 43 г.), а в 18 г. умер П. Овидий Насон (род. 20/III/43 г. до. Р. Х.). Таким образом, время классического периода укладывается в протяженность двух человеческих жизней; хотя, разумеется, выделение классического периода таким образом — вещь вполне условная. Классический период именуется иначе «Золотая латынь» (LatīnitāsAurea). Сразу надо сказать, классика — этап развития скорее не языка, а литературы и культуры вообще. Но именно тогда в языке закрепились все те грамматические нормы, которые в будущем станут эталоном правильного латинского языка — тем, что древние люди называли Latīnitās. Классический период прославился теми авторами, которые у нас ассоциируются вообще со всей латинской культурой. Тогда творили величайшие поэты —  Лукреций (99-55 гг.) П. Вергилий Марон (70-19 гг. до Р. Х.), Г. Валерий Катулл (84(?)-56(?) гг.), К. Гораций Флакк (65-8 гг. до Р. Х.), П. Овидий Насон (43 г. до Р. Х. – 18 по Р. Х.); величайшие прозаики и ораторы – М. Туллий Цицерон (106-43 гг.), Г. Юлий Цезарь (102-44 гг.), Г. Саллюстий Крисп (88-35 гг.), а также другие известные авторы.

Постклассический период истории латинского языка выделяется опять-таки скорее на основе не языковых, а литературных и общекультурных явлений. Это — эпоха Империи, времени правления Тиберия, Калигулы, Нерона, Домициана и т. д. В литературе основные фигуры — это прозаики: Сенека, Петроний, Тацит, позже Авл Геллий и Апулей; поэты — Лукан, Стаций, Марциал, Ювенал.

Позднелатинский период характеризуется началом разрушения латинской грамматической системы и сильным проникновением разговорных элементов в письменный язык. Постепенно происходят разные фонетические изменения, такие, как, например, монофтонгизация дифтонгов (т. е. было два звука — стал один). В языке усиливается аналитическая тенденция (что это такое, вы узнаете далее). Постепенно начинает разрушаться система согласования времен. Самые известные авторы — поэты Немесиан, Клавдиан и Авсоний; прозаики Аврелий Августин, Аммиан Марцеллин, Макробий; комментаторы и грамматики – Порфирион, Сервий, Донат, Марий Викторин, Диомед, Помпей и др.

 

II. Постантичный этап

В 476 г. римское государство, просуществовавшее 1228 лет, пало. Последний император по иронии судьбы оказался с именем первого царя и первого императора — им был несовершеннолетний Ромyл Авгýстyл. Но латинский язык выжил: первоначально, в эпоху тотальной разрухи, безграмотности и полного отсутствия литературы и образования, он продолжал существовать как живой язык, хотя и был мало похож на тот, на котором говорили Цезарь и Овидий. Не сохранилось почти никаких памятников этой живой латыни VI-VIII вв. (этот период называют «тёмными веками»), однако данные романских языков позволяют восстановить нечто очень далёкое от классических норм. Вскоре латынь была постепенно вытеснена из разговорной речи новыми языками — романскими,  которые явились дальнейшим продуктом её варваризации. Письменный же язык как значительно более консервативный и опирающийся на тысячелетнюю традицию изменялся значительно медленее: язык таких авторов VI-VII в., как Иордан и Исидор Севильский, значительно ближе к классической норме, чем к этой новой разговорной латыни. Одновременно с упадком разговорной латыни происходит развитие новых языков; позже начинают появляться письменные памятники на романских языках. Но они были незначительны, и, что самое главное, в раннем средневековье не существовало ни одного нового литературного языка: все известные нам средневековые эпосы и сказания передавались тогда только в устной форме, а подавляющее большинство раннесредневековых романских текстов были не литературные. Единственная литература, какая тогда существовала в Западной Европе, была латинская; но она была забыта — пыльные свитки и пергаменные кодексы уже несколько столетий лежали никому не нужными в монастырях.

Эту ситуацию исправил король франков Карл Великий (768-814). Поставив перед собой «скромную» цель возродить Римскую империю, он, завоевав множество народов, обратился к латинской культуре: несмотря на свою неграмотность, он понимал цену образования. По его приказу были открыты школы и создана при дворе Академия, которую возглавил саксонец Алкуин. При дворе стали появляться и новые латинские писатели: Эйнхард, Павел Диакон, Иоганн Скотт Эриугена, Серват Луп. Членами Академии стали разыскиваться и переписываться рукописи древних авторов. Этот период возвращения латинской культуры из небытия стали называть каролингским возрождением.

Позже стали возникать университеты, самым первым из которых считается Болонский (X в.). Здесь латинский язык уже начинает культивироваться и закрепляется как язык науки и философии. Появляются сочинения таких крупных авторов, как Фома Аквинский, Альберт Великий (XIII в.) и др. С появлением в X-XI вв. новых наук, например, алхимии, латинский язык еще сильнее укрепил свои позиции. А следующий взлёт латинской культуры начался в позднем Средневековье, в ту эпоху, которую мы называем теперь Ренессансом. Новые писатели-гуманисты во второй раз возрождают латинский язык: они очищают его от вековых наслоений, сверяя норму современного им языка (которой вообще-то не было) с нормой языка античной эпохи, к которому они обращаются через тексты древних писателей. Одновременно появляется новая гуманистическая литература; она интересна тем, что возрождаются многие античные жанры: эпос прославил Петрарку, лирика — Иоганна Секунда; Иероним Фракастор писал дидактику, Баптист — буколики, Рейхлин (под псевдонимом Capniō) — драму, а Марк Антоний Мурет — речи.

В XVI в. из-за начала борьбы протестантов и католиков Игнатий Лойола создал орден Иезуитов (1540 г.), задачей которого было охранять устои Римской католической церкви. Стали повсеместно появляться и иезуитские школы, в которых должны были воспитываться истинные католики. Понятно, что именно латинский язык и классическое образование вообще были тем средством обучения, которое иезуиты противопоставляли протестантам. Преподавание в иезуитских школах велось по знаменитому принципу: по-латински образованный человек должен говорить, по-гречески – читать, по-еврейски – понимать. Все занятия в школах шли по-латински; более того, ученикам запрещалось говорить на всех языках, кроме латинского. Естественно, иезуитское образование во многом укрепило позиции латинского языка, которые к тому времени постепенно стали утрачиваться в связи с движением Реформации.

В XVII-XVIII вв. латинский язык расцвёл ещё более. Тогда на нём велось преподавание во всех крупных университетах, в том числе какое-то время и в Московском, писалась обширная литература. Не составит большого труда вспомнить сочинения И. Ньютона, Д. Лейбница, Б. Спинозы, М. Ломоносова, Л. Эйлера и других великих ученых. (Вообще, всякий, кто оканчивал в то время университет, обязан был писать диссертацию именно по-латински.) Но латинский язык был не только официальным языком политиков, дипломатов, юристов, медиков. Это был еще и язык культуры и литературы. В течение одного только XVIII в. по-латински была написана литература, в несколько раз превышающая объем всего античного наследия. Тогда на нем писалось всё: от трактатов по акустике до любовных романов.

С XIX века начала складываться та ситуация, которая сохраняется и по сей день. Латинский язык остается международным языком медицины, терминов юриспруденции и биологии. Бинарные названия вида Карла Линнея живут до сих пор; до сих пор описание нового растения в ботанике считается действительным только в том случае, если оно сделанно по-латински. Латынь была и языком церкви: до 1965 года все службы в католических храмах должны были вестись на латинском языке; до сих пор латинский язык считается официальным языком государства Ватикан, хотя говорят там на нём очень и очень редко. Однако из сферы светского образования и культуры латинский язык ушел почти повсеместно. Но, наверно, неправильным будет сказать, что латинский язык умер — ему не дают этого сделать те многочисленные энтузиасты, в руках которых на протяжении почти всего XX в. находится «живая латынь». Достаточно часто проводятся конференции такой, например, организации, как AcadēmīaLatīnitātisFouendae (Академия содействия латинской культуре), участники которых, выступая на латинском языке, обсуждают вопросы языка, литературы, науки, образования и т. д. Регулярно выходят латинские журналы, самым известным из которых являются «VoxLatīna», «Latīnitās»; существует даже сетевой интернет-журнал с весьма варварским названием «Retiārius». На латынь переводятся многие произведения мировой литературы: так, в 1960-е гг. весь мир обошел перевод знаменитого «Винни-Пуха», сделанный известным американским филологом-классиком Александром Ленардом. Широко известны также и латинские переводы других известных детских книг: «Пиноккио», «Маленького принца» и т. д. Этих энтузиастов много. Их тысячи. Давайте присоединимся к ним. Но прежде нам надо изучить этот Великий Язык, который, даже мёртвый (конечно, если признать, что он действительно мёртв), оказывается «живее всех живых», — для этого и существует эта книга. Идея её проста: почти три тысячи лет латинский язык цвёл и цветёт до сих пор; что же с ним будет далее — зависит от нас с вами.

 

Илл: Древние музыканты. Фрагмент росписи этрусского захоронения в Тарквиниях. V в. до Р.Х.

 

Об авторе: А.М. Белов

А.М. Белов. Ars Grammatica. Cодержание. ГЛК

А.М. Белов. Ars Grammatica. ГЛК (Тираж закончился)

А.М. Белов. О порядке слов в языках мира // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

А.М. Белов. Два «закона» латинского предложения // Ars Grammatica. Книга для чтения на латинском языке.

Каталог книг  ГЛК

 

Книжная лавка ГЛК

Часы работы: среда, четверг — с 15 до 19 часов

Квитанция на оплату: